РУС / ENG

ПРЕССА

КОММЕРСАНТЪ


5 Февраля 2013
Театр встал на настоящие рельсы
Алла Шендерова

Несмотря на многочисленные протесты в здании бывшего Театра имени Гоголя открылся «Гоголь-центр» под управлением Кирилла Серебренникова. На спектакле «00:00» побывала АЛЛА ШЕНДЕРОВА.


Четыре месяца реконструкции и участие недавней выпускницы Дмитрия Крымова, ныне главного художника «Гоголь-центра» Веры Мартыновой, преобразили один из самых безнадежных московских театров в живое и осмысленное театральное пространство. Оно не отстранено от зрителя, а наоборот, с порога вовлекает его в игру. В фойе свежая побелка и дээспэшные прилавки в буфете сочетаются со старыми кирпичными сводами бывшего депо железнодорожников, а помутневшие зеркала в резных рамах — с зеркальными силуэтами великих режиссеров ХХ века. Вот так подходишь взглянуть на себя, но вдруг видишь силуэт Юрия Любимова и читаешь на стене очень подходящее к моменту высказывание: «Если образуется вакуум в поколениях, то внутри театра наступает катастрофа».

Представление, показанное Кириллом Серебренниковым на открытии «Гоголь-центра», первый этап борьбы с этим вакуумом. Название «00:00» символизирует новый отсчет времени (гоголеведы вспомнят, что четыре «О» — один из первых псевдонимов Николая Гоголя-Яновского), а четырехчастная структура вечера — четыре компании, которые теперь обоснуются в театре. Кроме бывшей труппы Гоголевки это выращенная Серебренниковым «Седьмая студия», Saundrama Владимира Панкова и «Диалог-данс» — костромская труппа современного танца во главе с Иваном Естегнеевым и Евгением Кулагиным.

Как выяснилось, лишенный убогой советской штукатурки, большой зал театра формой немного напоминает зал «Манеж» в «Школе драматического искусства» Анатолия Васильева. На открытии от сцены к сидящему в конце амфитеатра оркестру шли рельсы, вдоль которых сидела публика. Суть каждого из четырех отрывков — начало движения от сцены к зрителям.

«Ночь» — сумрачные диалоги, написанные для корифеев Театра имени Гоголя молодым драматургом Любовью Стрижак. Разбившись по парам, они произносят как будто личные монологи, вспоминая юность, прошлые любови и пытаясь понять суть своего ремесла. «Что ты делаешь? — Я кладу кирпич.— А я строю Кельнский собор!» — анекдот, рассказанный в финале Светланой Брагарник, конечно же, про театр. Судя по этому отрывку, в труппе есть по крайней мере десять артистов, способных не только класть кирпич, но и строить собор. «Утро» досталось участникам студии «Диалог-данс», танцующим прямо на рельсах, а заодно успевающим окунуться в едущей на дрезине ванне. Столп серебряных брызг сопровождается такой же брызжущей серебром музыкой Кевина Воланса. «День» — диалоги влюбленных пар, написанные Валерием Печейкиным для артистов «Седьмой студии». Каждый диалог обрывается репликой «Входит смерть». В забавном паноптикуме из разных типов сегодняшних юнцов внимательный зритель мог заметить и насмешливый поклон Госдуме, озабоченной гомосексуализмом: «Входят он и он, они любят друг друга — это не очень хорошо, но потом все равно входит смерть». И девиц, пляшущих в балаклавах и ярких колготках, но все это проносилось по рельсам вихрем, словно увиденное из окна поезда. Финальный «Вечер» студия Soundrama превратила в грандиозный железнодорожный ремонт — вооружившись кувалдами, до поры спрятанными в чехлах от музыкальных инструментов, участники студии вместе с сидящими в амфитеатре ударниками обрушили на собравшихся такой ритм, драйв и такое количество децибел, какого театр не видел за все годы своего существования.